Подождите, идет загрузка...

Пресс-центр

15.11.2022г.

ВС: должники могут нанимать адвокатов для защиты сотрудников даже в преддверии банкротства

Также Верховный суд подчеркнул недопустимость возложения на адвоката обязанности по проверке имущественного статуса доверителя.

Адвокаты Сергей Волженкин и Юрий Пугач по соглашению с ООО «Хохтив Девелопмент Руссланд» защищали в рамках возбужденного уголовного дела гендиректора компании и сотрудников. Однако после признания компании банкротом кредиторы оспорили законность перечислений адвокатам денежных средств за оказанные услуги, сославшись на трехлетний период подозрительности. Суды частично поддержали доводы кредиторов и признали большую часть переводов недействительными, обязав вернуть деньги в конкурсную массу. Волженкин и Пугач, а также Санкт-Петербургская городская коллегия адвокатов подали жалобу в Верховный суд, которая была  принята к рассмотрению. В итоге Экономколлегия ВС отменила акты нижестоящих судов и признала законным выплату вознаграждения адвокатам (дело  А56-116888/2017). 

Предыстория

В январе 2018 года суд возбудил дело о банкротстве ООО «Хохтив Девелопмент Руссланд» (ХДР). В рамках процедуры банкротства кредиторы компании потребовали в суде признать недействительными совершенные ХДР в 2015 году переводы 5,4 млн рублей адвокату Сергею Волженкину и 2,4 млн рублей адвокату Юрию Пугачу. 

Волженкин и Пугач защищали генерального директора ХДР Екатерину Радаеву и других работников компании в рамках возбужденного уголовного дела. ООО «Хохтив Девелопмент Руссланд» в 2014 году заключило с Сергеем Волженкиным договор об оказании юридической помощи ХДР, а также его работникам и иным лицам по указанию заказчика в рамках уголовного дела на стадии предварительного расследования.

В рамках договора ХДР перечислил Волженкину в 2014 - 2015 годах 5,4 млн рублей, при этом стороны подписали девять актов сдачи-приемки оказанных услуг. Волженкин также защищал Екатерину Радаеву в судах. 

Также в августе 2015 года ХДР заключило соглашение с Юрием Пугачем. Предмет договора – тот же, что и в случае с Волженкиным. По двум подписанным сдачи-приемки оказанных услуг компания перечислила Пугачу 2,4 млн рублей.

Кредиторы указали, что спорные переводы в пользу адвокатов ХДР осуществил в трехлетний период подозрительности. Кредиторы заявили, что адвокаты не оказывали юруслуги самому ХДР. А значит, компания безосновательно перечислила адвокатам деньги, причинив тем самым вред кредиторам.

Суд первой инстанции заявление кредиторов удовлетворил. Апелляция оставила в силе. Окружной суд снизил с 5,4 млн до 2,2 млн рублей размер суммы, незаконно перечисленной ХДР адвокату Сергею Волженкину. 

Адвокаты Волженкин и Пугач, а также Санкт-Петербургская городская коллегия адвокатов подали жалобу в Верховный суд. Дело было  передано в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС.

Что решили нижестоящие суды

Арбитражный суд Северо-Западного округа указал, что само по себе заключение организацией с адвокатом договора возмездного оказания услуг этой организации или ее работнику, не свидетельствует о направленности поведения заказчика и исполнителя на причинение вреда кредиторам доверителя. Суд округа счел, что к спорным отношениям помимо гражданского законодательства подлежат применению нормы о возмещении судебных издержек и соответствующие разъяснения высших судебных инстанций.

В данном случае интересы ХДР и привлекаемых к уголовной ответственности сотрудников полностью совпадали. И действия компании были стандартными с точки зрения любой организации, попавшей в сходные обстоятельства.

Однако оплата фактически неоказанных адвокатами услуг является основанием для признания соответствующих платежей недействительными на основании пункта 2 статьи 61.2 закона о банкротстве.

Так, окружной суд исключил из подписанных ХДР с Волженкиным актов сдачи-приемки услуг ряд позиций, признав эти позиции необоснованными (неподтвержденными первичными документами). В частности, суд исключил такие услуги как консультация клиента, обсуждение и разработка правовой позиции, участие в совместных совещаниях с адвокатами, работающими по гражданско-правовому направлению и вопросам исполнения судебных решений для выработки совместной позиции и ряд других. 

Также, по мнению окружного суда, адвокат Юрий Пугач не представил доказательства, а именно первичные документы, подтверждающие факт оказания юридических услуг ХДР или его работникам (включая составленные адвокатом процессуальные документы), в актах приемки-сдачи услуг не приведены ни перечень фактически осуществленных исполнителем действий, ни расчет стоимости услуг.

Суд округа отклонил доводы об участии Пугача в нескольких судебных заседаниях, поскольку адвокат участвовал в них до заключения спорного соглашения с ХДР. По мнению окружного суда, Юрий Пугач был осведомлен о финансовом состоянии ХДР, так как еще в 2009 году, то есть задолго до возбуждения уголовного дела, заключил с компанией договор об оказании правовой помощи.

Что думает заявитель

Санкт-Петербургская городская коллегия адвокатов и адвокаты полагают, что процессуальные нормы и разъяснения о судебных издержках не могли быть применены судом округа при рассмотрении вопроса о недействительности платежей по договорам об оказании юридических услуг.

По сути, суд округа в части дачи адвокатами консультаций клиенту исходил из необходимости представления адвокатами протоколов соответствующих совещаний с доверителем. Это противоречит положениям статьи 8, пункта 3 статьи 18 федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». 

Суды первой и апелляционной инстанций не установили совокупность обстоятельств, необходимую для признания спорных операций недействительными на основании пункта 2 статьи 61.2 закона о банкротстве, а суд округа эти нарушения не устранил.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Станислав Разумов счел доводы кассационной жалобы заслуживающими внимания и  передал спор в Экономколлегию, которая рассмотрела этот спор.

Верховный суд указал на правильность вывода окружного суда о том, что привлечение обществом «ХДР» адвокатов и оплата их услуг за счет названного общества, даже если она имела место в условиях имущественного кризиса последнего, не образуют совокупность обстоятельств, достаточную для признания расчетных операций недействительными.

Так, Конституцией РФ гарантировано право на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1 статьи 48). Это означает, что каждое заинтересованное лицо должно иметь реальную возможность привлечения квалифицированного специалиста в области права, что придает отношениям по оказанию юридических услуг определенное публично-правовое значение. Адвокат является специальным субъектом упомянутых отношений. Он имеет особый правовой статус.

Адвокат ведет свою практику на основании соглашения, под которым понимается заключенный в письменной форме гражданско-правовой договор на оказание юридической помощи как самому доверителю, так и назначенному им лицу (пункт 2 статьи 25 Закона об адвокатуре). Следовательно, организация вправе заключить с адвокатом договор возмездного оказания услуг своему работнику. 

Такой договор может быть заключен как в качестве дополнительной меры социальной поддержки работника, привлекаемого к уголовной, административной, гражданско-правовой ответственности за действия, не связанные с трудовыми отношениями, так и в случае непосредственной заинтересованности работодателя в исходе сопровождаемого адвокатом дела, имеющего прямое либо косвенное отношение к имущественному положению, репутации самого работодателя. Избрание подобной модели построения договорных отношений, улучшающей положение работника по сравнению тем, что установлено трудовым законодательством, само по себе не свидетельствует о направленности договора на причинение вреда кредиторам доверителя. 

По мнению ВС, вопреки выводам судов первой и апелляционной инстанций, в рассматриваемом случае при вступлении в договорные отношения с адвокатами, в ходе оказания услуг и получения оплаты за оказанные услуги интересы общества «ХДР» и его сотрудников, привлекаемых к уголовной ответственности, полностью совпадали. 

Экономколлегия напомнила, что сложившаяся судебная арбитражная практика под обычной хозяйственной деятельностью понимает любые операции, которые приняты в текущей деятельности соответствующего субъекта либо иных сходных хозяйствующих субъектов, независимо от того, совершались такие операции юридическим лицом ранее или нет, если только они не приводят к прекращению деятельности организации или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов. 

Действия общества «ХДР», направленные на привлечение адвокатов, являлись стандартными с точки зрения любой организации, попавшей в сходные обстоятельства, их истиной целью было получение квалифицированной юридической помощи. А отсутствие упомянутого в текстах договоров письменного поручения общества «ХДР» на оказание юридической помощи тому или иному работнику заказчика не свидетельствует об оказании услуг за пределами анализируемых сделок. 

Письменные акты сдачи-приемки услуг, подписанные единоличным исполнительным органом общества «ХДР» и адвокатами, в совокупности с документами, в том числе процессуальными по уголовному и иным делам, указывают на выражение заказчиком в лице полномочного лица воли на защиту адвокатом интересов определенного лица в рамках конкретного дела. Равным образом, эти акты во взаимосвязи с положениями подпункта 6 пункта 4 статьи 6 закона об адвокатуре, согласно которым адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, подтверждают факт оказания услуг в рамках договорных отношений как на стадии предварительного расследования, так и в судах, поскольку адвокат в соответствии с требованиями законодательства об адвокатуре продолжил осуществлять защиту, а заказчик соответствующие услуги принял. 

При этом, по мнению ВС, суд округа не учел, что с момента совершения последнего из спорных платежей прошло более одного года до дня возбуждения дела о банкротстве общества «ХДР». Исходя из этого расчетные операции не могли быть оспорены по специальным основаниям недействительности, предусмотренным статьей 61.3 или пунктом 1 статьи 61.2 закона о банкротстве (как операции с предпочтением или неравноценные операции). 

Платежи подлежали проверке на соответствие требованиям пункта 2 статьи 61.2 закона о банкротстве. Согласно данному пункту недействительной является подозрительная сделка (операция), совершенная должником в трехлетний период, предшествующий возбуждению дела о банкротстве, в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов. 

Экономколлегия нашла ошибочным вывод суда округа о том, что часть расчетный операций в пользу адвокатов была осуществлены в целях причинения вреда кредиторам общества «ХДР». 

Адвокаты не являются лицами, аффилированными (формально-юридически или фактически) с обществом «ХДР» или его работниками. Суды не установили, что они имели прямое или косвенное отношение к противоправным действиям, совершенным ранее в отношении компании «Пулковская». Само по себе наличие договора от 02.02.2009 об оказании адвокатом Пугачом юридической помощи обществу «ХДР» об этом не свидетельствует. Оказывая юридическую помощь, адвокат обязан исходить из презумпции невиновности своего подзащитного (часть 1 статьи 49 Конституции РФ).

Разрешение вопроса о возможности заключения независимым адвокатом договора с организацией о защите ее интересов или интересов ее работника, в том числе в рамках уголовного дела, не может обусловливаться возложением на данного адвоката такой обязанности как проверка имущественного положения организации – доверителя. 

ВС отказался признать верным подход, который фактически сводится к тому, что адвокат под страхом недействительности не вправе заключать договор с организациями, находящимися в сложном финансовом положении, имеющими неисполненные обязательства. Такой подход, по сути, блокирует саму возможность надлежащего доступа к правосудию для подобного рода организаций, которым впоследствии могут быть противопоставлены как преюдициальные отдельные обстоятельства, установленные в рамках уголовного или иного дела (часть 4 статьи 69 АПК).

Исключая ряд действий адвоката Волженкина из числа тех, что подлежат оплате, окружной суд не учел, что эти действия, а именно, консультация клиента, обсуждение и разработка правовой позиции, включая телефонные переговоры, участие в совместных совещаниях с иными адвокатами и другие являются неотъемлемой частью процесса оказания юридической помощи и не требуют специального оформления какими-либо особыми протоколами, актами и т.п. Указание суда округа на необходимость раскрытия адвокатом содержания этих действий (их детализации) вступили в противоречие с положениями действующего законодательства об адвокатской тайне (статье 8, пункта 3 статьи 18 закона об адвокатуре).  

В ходе разрешения обособленного спора не было установлено, что оплата произведена по заведомо несуществующему обязательству. Равным образом, заинтересованные лица не доказали, что в целях причинения вреда кредиторам стороны договоров об оказании юридических услуг при определении цены сделок действовали явно недобросовестно, а именно, намеренно многократно завысили эту цену по отношению к расценкам других адвокатов такого же уровня профессионализма и репутации.

Таким образом, сделки, платежи по ним не были направлены на достижение противоправной цели причинения вреда кредиторам общества «ХДР», в связи с чем заявленные требования не подлежали удовлетворению.

Итог

Экономколлегия ВС  отменила акты нижестоящих судов и признала законным выплату вознаграждения адвокатам. 

Почему это важно

Адвокат КА «Регионсервис» Алексей Панюшкин отметил, что в этом деле Верховный Суд сформулировал важную позицию об отсутствии необходимости у адвоката устанавливать финансовое состояние доверителя в целях проверки соглашения с ним на предмет возможного оспаривания по банкротным основаниям (в частности, по п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве) и нарушения прав кредиторов доверителя. 

«Таким образом, баланс частных и публичных интересов смещен в сторону адвокатов, а любое лицо имеет право на получение квалифицированной юридической помощи независимо от того, имеются ли у него признаки неплатежеспособности или нет. Однако в случае установления судом формальной или фактической аффилированности адвоката с доверителем-должником общая картина может сильно поменяться (это отсутствовало в настоящем споре).» – Алексей Панюшкин, адвокат Коллегия адвокатов «Регионсервис».

Одновременно, по словам Алексея Панюшкина, Верховный Суд РФ указал, что несмотря на осуществление конкурсным управляющим должника функций единоличного исполнительного органа адвокат не обязан раскрывать ему и суду сведения, составляющие адвокатскую тайну (например, протоколы совместных совещаний). 

«Следовательно, юридическое лицо-доверитель и должник-доверитель – это разные лица. Поэтому режим адвокатской тайны сохраняется не только в уголовных делах, но и в делах о банкротстве. Подобную позицию Верховного Суда следует только приветствовать, поскольку адвокаты довольно часто обращались в совет адвокатской палаты субъекта о даче разъяснений в сложной этической ситуации (в порядке п. 4 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвокатов) – раскрывать ли в делах о банкротстве конкурсному управляющему доверителя подобные сведения или нет», - отметил Алексей Панюшкин.

Заслуживает внимания, по мнению Алексея Панюшкина, и оценка судом таких услуг адвокатов, как консультации, обсуждение и разработка правовой позиции, телефонные переговоры. «Они являются неотъемлемым элементом процесса оказания юридической помощи. Это особенно важно в спорах о взыскании судебных расходов, когда большинство судов отказывает в возмещении таких расходов, поскольку они якобы не повлияли на достижение итогового результата по проекту», – пояснил адвокат.

Юрист компании IMPRAVO Иван Тебенев рассказал, что позиция судов первых двух инстанций по этому спору заключалась в том, что причинением вреда интересам кредиторов является само по себе оказание услуг кому-то, кроме должника, по договору, заключенному с ним. 

«Верховный суд (вслед за АС СЗО) предлагает разрешать этот вопрос тоньше: важна направленность интереса должника, а не то, кто формально является получателем услуг. Суд указывает, что в ситуации, когда уголовное преследование работников должника связано с выполнением ими трудовых функций, в оправдании таких работников самым явным образом заинтересованы не только они сами, но и должник – хотя бы в силу заботы о своей репутации. В этом смысле оказание правовой помощи таким сотрудникам является оказанием услуг и самому работодателю (Верховный суд, впрочем, не проговаривает это прямо, но и не квалифицирует данный договор как заключенный в пользу третьего лица).» – Иван Тебенев, юрист Юридическая компания IMPRAVO.

По словам Ивана Тебенева, такое ориентирование судов на преодоление формализма и анализ реального интереса за каждой совершенной сделкой нельзя не приветствовать. 

«Как и другое рассуждение Верховного Суда – о недопустимости возложения на адвоката обязанности по проверке имущественного статуса заявителя. Суд верно замечает, что подобный подход способен отвратить юристов от оказания помощи лицам на грани впадения в банкротство, что вряд ли можно считать желательным. Кроме того, ВС указывает, что адвокат, обосновывая, что услуги действительно были им оказаны, не обязан представлять документы, так или иначе фиксирующие факты проведения консультаций клиента, обсуждений и разработки правовой позиции, включая телефонные переговоры, участие в совместных совещаниях с иными адвокатами, поскольку все эти и подобные действия являются естественными для юридической работы и не требуют специального оформления. Требование суда округа раскрыть содержание этих действий Верховный Суд счел посягательством на адвокатскую тайну», – отметил Иван Тебенев.

Данные рассуждения, по мнению Ивана Тебенева, несомненно, способны послужить укреплению позиций адвокатов в спорах о взыскании вознаграждения или о действительности соответствующих договоров как в банкротных делах, так и за их пределами. Юрист, впрочем, задается вопросом, будет ли, учитывая указание на адвокатскую тайну, решение аналогичным в ситуации, когда юрист не будет обладать адвокатским статусом. 

«Остается заметить, что, опираясь на идею обеспечения каждому доступа к правосудию, Верховный Суд идет дальше и obiter dictum замечает, что, вообще-то, заключение обществом договора в целях оказания правовой помощи его сотруднику может не свидетельствовать о цели причинить вред кредиторам такого общества и в случае отсутствия у него прямой заинтересованности в решении проблемы сотрудника: «Такой договор может быть заключен в качестве дополнительной меры социальной поддержки работника, привлекаемого к уголовной, административной, гражданско-правовой ответственности за действия, не связанные с трудовыми отношениями». Иными словами, совпадение интереса лица, заключившего договор, и лица, фактически получающего услуги, позволяет надежнее обосновать действительность такого договора, но в принципе допустимость действовать в интересах третьего лица даже в условиях финансовой нестабильности является общим правилом – по крайней мере, если речь идет о достижении такой важной социальной цели, как обеспечение доступа к правосудию», – отметил Иван Тебенев.

Юрист BGP Litigation Антон Батурин отметил, что в деле о банкротстве общества «Хохтиф Девелопмент Руссланд» ВС РФ ранее отменил судебные акты о признании недействительными платежей общества «Хохтиф Девелопмент Руссланд» в счет оплаты юридической помощи адвоката Данилова П. Е. (определение ВС РФ от 17.03.2022 № 307-ЭС19-4636 (17 – 19).

«Там ВС РФ счел, что оплата обществом юридической помощи адвоката для своих сотрудников не преследовала цель причинения вреда кредиторам, и адвокат, не аффилированный с должником, не может, по общему правилу, считаться осведомленным о неплатежеспособности последнего. Кроме того, ВС РФ обоснованно посчитал, что подход, занятый судами, фактически свелся к тому, что адвокат под страхом недействительности не вправе заключать договор с организациями, находящимися в сложном финансовом положении, что лишает их гарантий доступа к правосудию. Эту позицию Верховный Суд развил и в споре об оспаривании оплаты юридической помощи адвокатов Волженкина и Пугача.» – Антон Батурин, адвокат, юрист Юридическая фирма «BGP Litigation».

В данном деле ВС РФ, по словам Антона Батурина, также уделил внимание доводам судов о том, что часть платежей была направлена на оплату консультаций, встреч и переговоров, протоколы которых в материалы дела не представлены. 

«Нижестоящие суды посчитали это доказательством того, что соответствующая юридическая помощь фактически не оказывалась. Но ВС РФ с этим не согласился и обратил внимание на то что встречи и переговоры являются неотъемлемой частью оказания юридической помощи при этом нормы об адвокатской тайне не предполагают раскрытия их содержания третьим лицам, в том числе и суду, поэтому эта юридическая помощь также подлежит оплате. Этот вывод важен для практикующих адвокатов не только в спорах об оспаривании сделок, но и в спорах о судебных расходах, где суды часто исключают из числа разумных судебных расходов затраты, не связанные с участием в заседаниях и подготовкой процессуальных документов», – отметил Антон Батурин.

По словам руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы Арбитраж.ру Артема Комсюкова, Верховный суд РФ высказал правовую позицию о том, что в данном случае при отсутствии аффилированности и явного завышения расценок надлежащим доказательством является любое подтверждение оказания правовой помощи.

«Кроме того, такие услуги как устные консультации, переговоры, совещания и разработка позиции являются неотъемлемой часть подобного рода услуг. Также Верховный суд РФ указал, что подход нижестоящих судов по сути направлен на ограничение доступа к правосудию. Более того, как справедливо отмечено в рассматриваемом судебном акте, нижестоящие суды побуждали адвокатов пренебречь адвокатской тайной, что само по себе является нарушение закона. Лично мне видится, что такой подход является справедливым и законным.» – Артем Комсюков

юрист, руководитель екатеринбургского офиса Юридическая фирма «Арбитраж.ру»

Источник: PROбанкротство

Следующая запись ВС подтвердил, что наследники могут вернуть излишне уплаченные умершим налоги Читать запись
Использование Cookies
Мы используем cookies, чтобы обеспечить максимальное удобство посетителей и лучшую работу сайта. Сookies — это небольшие файлы, состоящие из букв и цифр. Они сохраняются на вашем компьютере или другом устройстве для сбора информации о пользовании сайтом (в том числе представленными на нем сторонними сервисами). Нажимая «Принять», вы соглашаетесь с использованием cookies, если позже не решите их отключить. Пожалуйста, обратите внимание: при удалении или отключении наших cookies вы можете столкнуться с перебоями или ограничениями работы некоторых функций.
Принимаю Узнать о cookies больше Как удалить cookies