Подождите, идет загрузка...

Пресс-центр

08.12.2020г.

Хорошо, что ты пришёл: кто из юристов выиграл от пандемии

В то время, как весь мир страдает от коронавируса, некоторым удалось «покорить» пандемию. И это не только Zoom и Netflix – многие юристы тоже смогли извлечь выгоду из «новой реальности». В выигрыше оказались те, кто специализируется на трудовом, договорном, банкротном праве, разрешении споров. Не осталась в стороне и судебная система, которая форсировала развитие онлайн-правосудия.


Бенефициары пандемии: кто «взлетел» в кризис

«В целом можно сказать, что юридическая отрасль не пострадала от пандемии», – утверждает Максим Стрижак, управляющий партнер Стрижак и партнеры. Да, часть клиентов стала менее платежеспособной или свернула временно неактуальные проекты – например,  в сферах коммерческой недвижимости, гостиничного дела, туризма и транспортной отрасли, отмечает Антон Коннов, управляющий партнер Allen & Overy. «Но в то же время это компенсировалось повышенным спросом, например, по проблемам, связанным с арендными отношениями, исполнением обязательств по поставке, строительному подряду и другим договорам в период локдауна», – объяснил Стрижак. При этом юристам приходится работать «больше за те же деньги».

Но и падение цен на юруслуги стало для кого-то плюсом: преимущества смогли получить региональные юрфирмы. «Коронакризис повлиял на ситуацию не только напрямую, когда финансовые трудности у бизнеса вынуждают консультантов давать большие скидки, но и косвенно, когда сама удаленность многих видов юридических услуг привела на столичные рынки региональных игроков. Тот же самый сервис при сопоставимом качестве, что и у столичных юрфирм, но в разы, а то и в десятки раз дешевле», - отмечает управляющий партнер АБ КИАП Андрей Корельский.

Многие юрфирмы подстраивались под рынок, предлагая услуги по «коронаправу»: анализировали основные «ковидные» изменения, давали рекомендации по ведению бизнеса в сложных условиях. Председатель  МКА Адвокаты и Бизнес.

Андрей Штукатуров говорит, что коллегия смогла укрепить свое положение в том числе за счет того, помогала пострадавшим отраслям, консультировала по получению льгот.

В выигрыше от пандемии оказались трудовые практики юрфирм. Резко вырос спрос на консультации по таким вопросам, как увольнение сотрудников, сокращение зарплат и пересмотр трудовых соглашений. А поскольку Трудовой кодекс до сих пор предлагает лишь ограниченное регулирование дистанционного и «смешанного» режимов работы сотрудников, консультантам также пришлось отвечать на вопросы клиентов, как перевести людей на удаленную работу в рамках закона. Простых ответов на этот вопрос пока нет. 

Побочным эффектом от карантина и удаленной работы стала необходимость решать вопросы кибербезопасности и приватности. Недостаточно просто выдать сотруднику ноутбук и отправить его домой. Нужно озаботиться и вопросами сохранности данных и сделать так, чтобы никто из сотрудников не допустил «утечки». А юристам пришлось помогать в составлении допсоглашений к трудовым договорам, различных внутренних политик и положений о персональных данных и коммерческой тайне. 

В первые месяцы пандемии юристов засыпали запросами на консультации по вопросам неисполнения обязательств из-за коронавирусного форс-мажора. Пандемия и финансовый кризис обернулись рисками неисполнения обязательств, а иногда исполнять заключенные договоры стало просто невозможно или бессмысленно. Это подтверждает Дмитрий Земнухов, советник КА Регионсервис. «У нас стало больше дел, связанных с изменением или расторжением договоров в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК), а также форс-мажором (ст. 401 ГК)», – рассказал юрист.

Среди лидеров «коронавирусной» истории - разрешение коммерческих споров, банкротства и реструктуризации, где бизнес-партнеры ищут новые пути решения задач, трудовое право, здравоохранение и фармацевтика. Конечно же, стоит отметить стремительный рывок в секторе ТМТ. И это даже не всё. Антон Коннов, Allen & Overy.

Традиционный и значительный рост обеспечили юрфирмам банкротные практики – как и в любые кризисные времена. В то же время, всплеска спроса на услуги в сфере несостоятельности пока не произошло – ведь как минимум до конца года в России действует  мораторий, который не дает подавать новые заявления о банкротстве в отношении компаний из наиболее пострадавших отраслей. Вероятно, спрос может возрасти после окончания моратория в начале 2021-го. 

Дмитрий Магоня, управляющий партнер Art de Lex, отметил существенный рост запросов по регулированию цифровых рынков. Это обусловлено как общим ростом цифровых рынков в условиях пандемии, в чем Россия следует за другими странами: США, Китаем, Бразилией, ЕС, так и трендом на усиление регулирования интернет-сервисов и цифровых рынков, - объясняет Магоня. Увеличилось и число запросов по международному арбитражу. «В связи с ростом недоверия к судебной системе споры по возможности выводятся за российский правовой контур. Возникают интересные споры о компетенции судов, об экспроприации иностранных инвестиций», - поясняет Магоня.

Сказался на практиках и карантин, приведя к росту практики семейных споров. «Психологическая усталость от совместного проживания и работы в режиме локдауна 24 на 7 стала провоцировать семейные конфликты», - говорит Корельский, чья компания открыла семейную практику в разгар коронавируса. По его словам, не менее значимый объём работы  выпал на нотариусов и адвокатов по наследственным делам. Излишняя смертность, вызванная прямо или косвенно коронавирусом, привела в движение наследственные массы и многочисленных конфликтных родственников в наследственных спорах.

Дмитрий Афанасьев, председатель комитета партнеров АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры, отмечает и другие популярные запросы. Так, усиление регулятивного воздействия на бизнес со стороны государства и иностранных государств влечет рост регулятивных практик; усиление активности правоохранительных органов в России и ведущих зарубежных странах в отношении бизнеса подстегивает рост уголовной практики. Стрессовые ситуации в банках и в компаниях привели к росту судебной практики, а изменения нормативной базы повысили востребованность законотворческой практики.

«Мы заметили ощутимый рост в нашей практике судебных споров и расследований, а также в арбитражной практике. Сложнейшие трансграничные судебные и арбитражные споры с участием российских сторон в качестве истцов или ответчиков, а иногда и в качестве объекта спора, составили наибольшую часть прироста», - говорит Илья Рыбалкин, партнер юрфирмы «Рыбалкин, Горцунян и партнеры».

В целом же, по словам Афанасьева, востребованны те практики, которые способны решать насущные проблемы клиентов. Это зависит не от отрасли права, а от подхода к работе, отмечает юрист.

Традиционно большой спрос – на услуги юристов, знающих жизнь «не по учебникам» и умеющих работать на результат. Дмитрий Афанасьев, АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры.

Коннов отмечает: сложившаяся ситуация требует от игроков различных отраслей адаптироваться и разрабатывать уникальные решения в своих сегментах. «Например, мы поддержали нашего клиента, ведущий российский финансовый институт, в рамках проектов в сфере цифровых технологий для рынка продуктов питания и транспорта», – приводит пример юрист. 

Роман Скляр, партнер юрфирмы Интеллектуальный капитал, рассказал, что его фирма в период пандемии получила дополнительные проекты, связанные с защитой интеллектуальной собственности на гигиенические товары. Это вполне объяснимо: когда на определённый вид продукции повышается спрос, в этой области возрастает и процент контрафактных изделий. 


Онлайн-правосудие: толчок, которого так не хватало

Без коронавируса не развилось бы так быстро онлайн-правосудие в арбитражных судах. На фоне весенних ограничений многие суды поторопились ввести возможность дистанционного ознакомления с аудиопротоколами судебных заседаний и другими документами по делам. Еще в конце января подобным функционалом обладал аппарат лишь одного арбитражного суда, то сейчас этот список расширился до 111 судов - то есть всех арбитражных судов страны.

Кроме того, начиная с апреля арбитражные суды стали проводить онлайн-заседания. Этому поспособствовали рамочные  разъяснения Верховного суда, который через месяц после начала «локдауна» рекомендовал судам перевести свои заседания в интернет. А сам ВС провел первое онлайн-заседание еще 21 апреля – тогда стороны по гражданскому делу приняли участие в видеоконференции из дома.

Согласно последней информации с сайта  «Мой арбитр», сейчас возможность организации онлайн-заседания доступна в 98 судах.

Заседания в онлайне проводят не только арбитражные суды. Видео-конференц-связь стали чаще применять и при рассмотрении гражданских и уголовных дел. Особенно это актуально при рассмотрении уголовных дел, когда нет необходимости этапировать подсудимого из мест содержания под стражей в суд и обратно, отметил Роман Скляр.

Многие подсудимые хотят лично участвовать в заседании. В тоже время многие признают, что этапирование в суд и обратно – одна из самых неприятных процедур во время содержания под стражей. Роман Скляр.

Но еще остались проблемы, которые только предстоит преодолеть. Юристы жалуются на недостаток правового регулирования. Онлайн-заседания регламентированы только Пленумом ВС, но этого недостаточно. Законодательство – как арбитражное, так и гражданское – позволяет использовать технологию ВКС участникам процесса, но при этом закрепляет обязанность посетить суд. При этом, как отмечает Скляр, сейчас юристы могут участвовать в процессе фактически из любого места.

«Как показала практика летних месяцев, как только карантинные меры были сняты, отношение к онлайн-сервисам как-то снова поменялось: имеют место и начались массовые отказы в ходатайствах о проведении онлайн-заседаний, и участившиеся технические сложности при проведении заседаний с использованием видеоконференц-связи», – отмечает Елена Авакян, советник АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры.

Именно поэтому необходимо дополнительное регулирование. Но тот же долгожданный  Законопроект Минюста, представленный в октябре, не содержат столь ожидаемых рынком требований об обязательности для суда ходатайств сторон о проведении заседаний с использованием видео-конференции, о полном отказе от письменного протокола и об отсутствии аудиопротокола как однозначного апелляционного повода, комментирует Авакян. Впрочем, законопроект только начинает свой путь, и его могут доработать с учетом мнений практиков. 

Источник: Право.ru

Следующая запись Аренда в пандемию: законы, переговоры и суды Читать запись
Использование Cookies
Мы используем cookies, чтобы обеспечить максимальное удобство посетителей и лучшую работу сайта. Сookies — это небольшие файлы, состоящие из букв и цифр. Они сохраняются на вашем компьютере или другом устройстве для сбора информации о пользовании сайтом (в том числе представленными на нем сторонними сервисами). Нажимая «Принять», вы соглашаетесь с использованием cookies, если позже не решите их отключить. Пожалуйста, обратите внимание: при удалении или отключении наших cookies вы можете столкнуться с перебоями или ограничениями работы некоторых функций.
Принимаю Узнать о cookies больше Как удалить cookies