Подождите, идет загрузка...

Пресс-центр

26.02.2020г.

«Гонорар успеха - это краска, которая должна быть в палитре»

Представители топовых юридических фирм — о тенденциях в области экономических споров.

  “Ъ” поговорил с топовыми представителями российского рынка юридических услуг о законодательных изменениях, повлиявших на судебную практику прошедшего года, тенденциях в области экономических споров и книгах, полезных судебному юристу.

Какие ключевые изменения законодательства и знаковые судебные споры повлияли на практику арбитражных судов в 2019 году?

Дмитрий Дякин, партнер, соруководитель судебно-арбитражной практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»:

— Основной наблюдаемый тренд — уход судов от формального подхода. Суды все чаще демонстрируют готовность оценивать сущность сделок, их равноценность, мотивы, реальных бенефициаров, а также наличие экономической цели при оспаривании по искам управляющих и кредиторов.

Григорий Захаров, управляющий партнер Orchards:

— Ключевым изменением следует признать состоявшуюся «процессуальную революцию»: новеллы законодателя в отношении арбитражных судов оказались направленными на переход от принципа «подведомственности» к принципу «компетенции».

Кроме того, были внесены существенные изменения, коснувшиеся подтверждения полномочий представителей, реформирования групповых исков и пересмотра процессуальных сроков. При этом некоторые нововведения можно назвать негативными — к примеру, фактически нереализуемым при рассмотрении арбитражных споров оказалось право стороны на отвод судьи.

По итогам 2019 года особого внимания заслуживает закрепление на уровне экономколлегии Верховного суда РФ правовых позиций об ответственности за недобросовестный выход из переговоров, о стандартах доказывания при рассмотрении заявлений о принятии обеспечительных мер, об окончательном пресечении попыток банкротного туризма, а также о допустимости предъявления требования об оспаривании сделки к цессионарию при ликвидации банкрота-цедента.

Алексей Карпенко, старший партнер Forward Legal:

— В 2019 году произошла «процессуальная революция»: в арбитражном суде в качестве представителей теперь выступают только профессиональные юристы, выросли размеры судебных штрафов, изменились правила взыскания судебных расходов.

Верховный суд продолжил развивать институт субординирования требований аффилированных лиц в делах о банкротстве. Теперь один лишь факт аффилированности не будет основанием для отказа во включении в реестр требований. Значительно выросло число дел по привлечению бенефициаров к субсидиарной ответственности, суды чаще стали накладывать арест на их имущество.

Денис Рыбаков, председатель коллегии адвокатов «Регионсервис»:

— Мой ответ будет состоять из двух частей. С одной стороны, в 2019 году произошли важные законодательные изменения, которые еще не успели отразиться на судебной практике. С другой — были и судебные дела, которые уже имеют, на мой взгляд, крайне важное значение. Как юрист, консультирующий крупный бизнес, в качестве законодательной новеллы я бы отметил федеральный закон от 12 ноября 2019 года №377-ФЗ, который наконец предоставил возможность в полной мере использовать достижения реформы корпоративного права — вносить в реестр юридических лиц сведения о нескольких директорах и совместном либо раздельном характере их полномочий. Несмотря на то что еще в 2015 году в ГК появились нормы, допускающие наличие в компании нескольких директоров, в реестре было невозможно корректно «опубличить» такую конструкцию.

Реформа корпоративного права дала российским юристам современный инструментарий для тонкой настройки бизнес-структуры, установления в ней «системы сдержек и противовесов». Опция назначить двух директоров — это как раз про такую систему. Важно, что появились условия, при которых названный механизм реально работает. Как адвокат, я не могу не упомянуть федеральный закон от 2 декабря 2019 года №400-ФЗ, которым внесен ряд изменений в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре. Для лиц, прибегающих к помощи адвоката, то есть для наших клиентов, ключевое изменение касается гонорара успеха, который отныне является однозначно законным способом определения вознаграждения адвоката. У этого способа есть плюсы и минусы, однако, как и в случае с двумя директорами, это «краска, которая должна быть в палитре».

Что же касается значимых судебных споров, то назову не конкретные кейсы, а целые направления судебной практики, развиваемые Верховным судом: субординация требований кредиторов и сальдирование в банкротстве. Насколько я понимаю эти вопросы и знаю складывающуюся в арбитражных судах ситуацию, говорить о сформировавшемся подходе пока рано. Это значит, что юристам, занимающимся банкротствами, к числу которых я и себя отношу, работать все так же сложно, но интересно.


Какой спор или группу споров из собственной практики 2019 года вы можете отметить в качестве значимых?

Дмитрий Дякин:

— В 2019 году я близко столкнулся с последствиями реформы крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Можно говорить о том, что практика по таким делам вновь только начинает формироваться. Эта категория споров ставит серьезные вопросы и проблемы как перед бизнесом, так и перед судебными юристами, сопровождающими такие споры. Например, внимания заслуживает п. 17 Обзора судебной практики ВС РФ от 25 декабря 2019 года, который говорит о возможной недействительности сделки и в том случае, когда она не причиняет убытков обществу, но не является разумно необходимой и может вредить несогласным участникам. Я убежден, что нам следует отказаться от такого подхода в пользу стабильности. Аналогично меня смущает категория «обычной хозяйственной деятельности», позволяющая в конкретных случаях признавать даже самую масштабную по суммам сделку некрупной. Такая тенденция дестабилизирует оборот.

Григорий Захаров:

— Прошедший год содержал огромный пласт интереснейших обособленных споров в банкротстве, среди которых выделялись защита крупной IT-компании от требований о привлечении к субсидиарной ответственности на сумму более 2 млрд руб., защита интересов частного банка от оспаривания многомиллиардных взаиморасчетов с крупной, но ушедшей в банкротство строительной группы и, разумеется, субординация требований аффилированных кредиторов. Сразу два обособленных спора по субординации, которые на разных этапах вела наша команда, обсуждались на различных юридических площадках и нашли отражение в январском обзоре практики Верховного суда РФ.

Крайне любопытным и динамичным получился проект в интересах банка, входящего в российский топ-3 по размеру активов, по защите от исков бывших бенефициаров уникального рельсосварочного предприятия. Этот проект имел в себе как арбитражное, так и общеюрисдикционное направление, и именно последнее по совокупности факторов таило наибольшую опасность и риск многомиллионных выплат в виде премий и «золотых парашютов». Правильно выбранная и реализованная стратегия позволила тем не менее добиться полного отказа в исках в судах общей юрисдикции еще до осенней реформы кассационных округов.

Активная позиция регулятора из года в год обуславливает возникновение масштабных антимонопольных разбирательств с участием ведущих телекоммуникационных компаний и лидеров металлургической отрасли. В наступившем году продолжатся резонансные споры по банковским sms-рассылкам: в данных спорах нашей команде, представлявшей в 2019 году сразу двух из четырех ведущих операторов связи, удалось как оспорить сам довод о доминирующем положении, так и обосновать отсутствие нарушений ввиду того, что sms не является единственным каналом информирования абонентов при наличии у заказчиков рассылок иных способов оповещения клиентов. Другой наш доверитель — крупнейший российский производитель стали — урегулировал свои отношения с занимающим доминирующее положение на рынке поставщиком железнорудного концентрата после успешно оспоренного нашей командой решения ФАС России по спору об установлении и поддержании монопольно высоких цен.

Судебные проекты для ритейла носили преимущественно девелоперскую направленность: защита лидирующей торговой сети от взыскания 600 млн руб. из договора купли-продажи будущего торгового центра, успешное урегулирование пятилетнего спора по пересмотру валютных арендных ставок вследствие колебаний курса валют в конце 2014 года, защита торговой сети от исков городских властей о взыскании двукратно увеличивающейся каждые шесть месяцев арендной платы за пользование земельным участком.

Наконец, значимый сегмент нашей судебной нагрузки — споры в сфере экологии и природопользования, в итоге по прошедшему году общий объем оспоренных нашей командой требований в пять раз превысил размер взысканных судами санкций.

Алексей Карпенко:

— Прошлый год запомнился нам банковским спором, где истец пытался взыскивать несколько миллиардов рублей за списание субординированного кредита в санации. Кредитор обвинял акционера в доведении банка до санации. Мы парировали: прекращение «субордов» — законная процедура, и ничего плохого наш клиент не совершал. Суд отказал в иске. Еще один запоминающийся кейс — банкротный, дошел до Верховного суда. Мы взыскали свыше полумиллиарда рублей убытков с лиц, контролировавших процедуру банкротства. Это необычное дело: как правило, в делах о банкротстве привлекают к субсидиарной ответственности лишь бывший менеджмент должника.

Денис Рыбаков:

— В 2019 году арбитражная и банкротная практики «Регионсервиса» отмечены в рейтинге «Право.ру-300» как одни из лучших в стране наравне с практиками федеральных и международных юридических фирм. Поэтому мне есть о чем рассказать. Выбрал по принципу «свежести». На прошлой неделе Арбитражный суд Северо-Западного округа при новом круге рассмотрения обособленного спора отменил апелляционное постановление о привлечении к субсидиарной ответственности уполномоченных пайщиков Новгородского областного потребительского общества, поставив точку в значимом для судебной практики споре (дело №А44–2961/15). Вынесенное судом кассационной инстанции постановление имеет прецедентное значение, поскольку аналогичных споров в отношении данного вида юридических лиц до настоящего времени не было. Суды первой и кассационной инстанций приняли во внимание правовые доводы адвокатов «Регионсервиса» и не применили к пайщикам те стандарты осмотрительности, которые при рассмотрении дел о банкротстве применяются к членам органов управления коммерческих юридических лиц. Коллегия осуществляет юридическую помощь по данному делу в рамках соглашения с Центральным союзом потребительских обществ Российской Федерации (Центросоюз). В России около 2,6 тыс. потребительских обществ и 2,5 млн пайщиков более чем в 70 регионах страны. Поэтому масштаб рассмотренного судом вопроса по-настоящему всероссийский.


Какие типы корпоративных и коммерческих конфликтов определили тенденции в спросе клиентов на судебные споры?

Дмитрий Дякин:

— Предсказуемо все еще актуальны и многочисленны конфликты между мажоритарными акционерами, директорами и миноритариями. Необоснованные требования, агрессивный корпоративный шантаж последних в ответ на спорные корпоративные решения мажоритариев порождает активный спрос клиентов на качественное представительство в этой категории споров, особенно в случае косвенных исков.

Григорий Захаров:

— Первый и наиболее частый тип — внутренние конфликты, связанные с разрешением текущих противоречий между участниками (акционерами) при решении конкретных проблем управления обществом. Вторая группа — претензии участников (акционеров) к менеджменту. Третья — вернувшиеся конфликты, направленные на смену контроля над компаниями, в том числе, по сути, через захват бизнеса. И, наконец, в качестве четвертого массивного сегмента следует упомянуть противостояния между компанией и контрагентами — должниками и кредиторами.

Алексей Карпенко:

— Продолжает расти спрос клиентов на сопровождение больших банкротных кейсов, где нужно не просто формально просудить и включить требования кредиторов в реестр, но дотянуться до реальных активов бенефициаров должника. Это непростая задача, поскольку все чаще эти бенефициары оказываются за границей, а активы прячут. Реальное взыскание требует развития новых компетенций: работы с иностранными юристами, взаимодействия с детективами, управления судебными процессами в нескольких юрисдикциях. Сопровождать такие проекты невозможно без квалифицированной и дисциплинированной команды юристов. Потребность в услугах таких команд начала явно превышать предложение.

Денис Рыбаков:

— Крупнейшие судебные проекты последнего времени, то есть те самые корпоративные и коммерческие конфликты, объединяют два фактора, которыми можно охарактеризовать их тип. Первый фактор конфликтов — непродуманное структурирование бизнеса с использованием номинальных владельцев, иностранных компаний и при этом без той самой «системы сдержек и противовесов», позволяющей сохранять баланс между партнерами и не потерять контроль при утрате дружеских отношений. Второй фактор — пренебрежение возможностью сделать третейскую оговорку. Оставляя за скобками все сложности распространения в нашей стране альтернативных способов разрешения споров, нельзя не признать, что есть категории дел, которые целесообразно подчинять оговорке. Причем не только арбитражной (третейской), но и «мед-арб» («медиация—арбитраж»).


Порекомендуйте, пожалуйста, книгу, которая будет полезна для судебных юристов.

Дмитрий Дякин:

— Я рекомендую ознакомиться с «Искусством перекрестного допроса» Ф. Л. Вэллмена. В этой незнакомой для российских юристов классической работе предложены техники допроса и описана психология процесса на реальных примерах. По характеру и значимости книга может сравниться с знаменитыми «Судебными речами» А. Кони.

Григорий Захаров:

— Порекомендую чуть шире. Книга — сборник очерков Вадима Бородкина и Алексея Станкевича «О некоторых проблемах арбитражного процесса и способов защиты прав». Сериал — «Миллиарды». Фильм — итальянская комедия «Стажер».

Алексей Карпенко:

— Энтони Уэстон, «Аргументация». В речах и документах судебных юристов логика встречается нечасто. Да и наукообразные, витиеватые, бессистемные процессуальные документы продолжают сводить с ума судей. Актуальность книги Уэстона очевидна. Он написал блестящее пособие. Оно изложено ясно, просто, практично и… кратко. 70 страниц бесценных советов. Эта книга — действенный инструмент профессионала, а не просто полезное чтиво.

Денис Рыбаков:

— Мне представляется ценным качеством умение видеть одни и те же обстоятельства с разных точек зрения, глазами всех участников тех или иных событий. Хорошему юристу всегда надо оставаться «над схваткой» и ни в коем случае не становиться ее участником, поскольку это лишает объективного и взвешенного подхода, делает невозможным поиск правильного выхода из ситуации. В этом контексте советую прочитать книгу Михаила Зыгаря «Империя должна умереть».

Источник: Коммерсантъ

Следующая запись Интервью Дениса Рыбакова журналу «Форбс» Читать запись
Использование Cookies
Мы используем cookies, чтобы обеспечить максимальное удобство посетителей и лучшую работу сайта. Сookies — это небольшие файлы, состоящие из букв и цифр. Они сохраняются на вашем компьютере или другом устройстве для сбора информации о пользовании сайтом (в том числе представленными на нем сторонними сервисами). Нажимая «Принять», вы соглашаетесь с использованием cookies, если позже не решите их отключить. Пожалуйста, обратите внимание: при удалении или отключении наших cookies вы можете столкнуться с перебоями или ограничениями работы некоторых функций.
Принимаю Узнать о cookies больше Как удалить cookies